Cказка детям, девочкам и мальчикам, девушкам и женщинам.. Литературная сказка Л.Текьерос
начало сказки (глава 1)

Cказка детям и их родителям, девочкам и мальчикам,
девушкам и женщинам, бабушкам и дедушкам.

Л.Текьерос.
Истории про Эмми Бартон.

(сказка про фей, летучих мышей, котов, домовых,
про драконов, волшебников, волшебниц и про страшного графа Дракулу)

Глава шестая.
Мэтр Моржеус.


Мэтр Агюстус-Мишель-Артишок-Селиван-Бук Моржеус был добрым волшебником и старым другом семьи Бартон. Великий путешественник и искатель приключений – он на своем веку (а ему исполнилось 259 лет, что считается чуть старше среднего волшебного возраста) повидал много необычного, изъездил весь Видимый и Невидимый Свет вдоль и поперек и заглянул даже в самые отдаленные уголки Большого Космоса.

Вероника Вернон
Он победил не одного дракона, сразился с Ливсейской Гидрой и взял в плен буйно помешанного одноглазого великана, которого затем поместили в клинику Доктора Архзгейма, практиковавшего гипнотические методы лечения психических отклонений у обитателей Волшебного Мира.

О том, что делал и где бывал этот удивительный волшебник, в Старфотонии ходили легенды, и маленьким детям – будущим феям и магам – их мамы и бабушки рассказывали не сказки, а истории из его жизни. Другими словами он был одним из самых знаменитых волшебников в стране, да и далеко за ее пределами.

- Дядюшка Моржеус! – вскричала Эмми, обнимая мэтра, - Как вы поживаете? Что-то вас давно не было видно.
- И правильно, что не было видно, - отвечал Моржеус, залихватски подкручивая длинные усы. - Меня здесь не было. Только сегодня утром я прилетел с Межгалактического симпозиума чародееев-оборотней.

- С Межгалактического симпозиума? – удивилась Эмми, - И что же вы там делали?
- О, маленькая любопытная фея, мы там делились опытом. Теперь, например, я могу превратиться в орионского летучего змея или в пятиногую каракатицу с альфы Кассиопеи. Хочешь, покажу?

- Ой, в каракатицу, пожалуй, не надо превращаться, дядюшка Моржеус, лучше во что-нибудь более приятное.
- Хорошо, - сказал мэтр Агюстус - и превратился в мохноногую и длиннохвостую зверушку с четырьмя глазами.

- Ой, какая забавная! - вскричала Эмми, рассматривая диковинку. – А как ее зовут?
- Ее зовут, - отвечал мэтр, оставаясь в облике зверя, - Майеновая Фрикандолла, а родом она из джунглей на Седьмой планете тэты Созвездия Волопаса. Видишь, у нее два хвоста: один рыжий, а другой черный, - при этом мэтр помахал ими по очереди в воздухе. - И четыре глаза – по разным сторонам головы. Она любит сладкие ягоды и мед.

- Так что это – некое подобие нашего медведя, - продолжал волшебник уже в своем обличии.
- Замечательно! – вскричала Эмми. – А тэта Волопаса - это очень далеко?
- Это очень далеко, девочка, - Моржеус вздохнул и уселся в кресло. Через мгновенье и Эмми оказалась сидящей перед накрытым столом. И, Боже мой, вернее, Великий Мерлин! Чего здесь только не было!

- Угощайся, Эмми, думаю, такой вкуснятины ты никогда не пробовала, - предложил он маленькой фее, - да смотри, не объешься!
Мэтр рассмеялся и сам стал уплетать деликатесы за обе щеки, следя, чтобы Эмми не пропустила ничего из добытых в дальних частях Галактики яств.

- Ну, вот, - произнес через некоторое время Моржеус, - а теперь рассказывай. Пишет ли мама - прекрасная Элейна - из далеких краев? Как поживает и что поделывает тетушка Румпель?

Эмми отправила большую лиловую ягоду в рот, а потом ответила:
- Мама пишет редко, последнее визуальное письмо пришло месяц назад, когда я окончила четвертый год обучения в Колледже Магии и Волшебства. А тетушка Румпель, как всегда в своем репертуаре, - преподносит сюрприз за сюрпризом, и с каждым разом все неприятнее и противнее.

Мэтр Агюстус насторожился, и его длинные усы встопорщились в разные стороны.
- Что еще вытворила эта Румпель?! – вскричал он и, сдвинув брови, пристально взглянул на Эмми. – А ну-ка! Выкладывай на чистоту!

- Ох! - только и успела произнести Эмми, в голове вспыхнули и пронеслись как молния воспоминания последней недели.
Для Моржеуса этого было достаточно. Он все прочел в памяти маленькой волшебницы и призадумался.

- Ах, эта Румпель-Мария-Сигизмунда-Эстелла-Перец, девица Штейфенхкокк! – проговорил он, наконец, укоризненно покачивая головой. – А ведь помню время, когда она была веселой и приятной девчушкой! И что потом сотворил с ней этот прохвост Вэй!

- Мой домовой, Уилкопп - друг Астразя, хозяина дома, где живет Вэй, утверждает, что тут без приворотного зелья не обошлось, - заметила Эмми.
- Приворотное зелье, говоришь? – переспросил Моржеус и удивленно поднял свои мохнатые брови. - Вот как? Это меняет дело…

Его глаза засверкали озорными искорками из-под мохнатых бровей, он рассмеялся, а затем хлопнул в ладоши, предвкушая удовольствие.
- Тогда, милая Эмми, я знаю, что нам делать!

Мэтр заговорщицки подмигнул и, приглушив свой зычный бас, прошептал на ухо девочке:
- Нам поможет Аннабель-Батиста-Элоиза-Ксанфа-Лютик Дримвелл.
Эмми внимательно посмотрела на Моржеуса.
- Да, да, именно фея Дримвелл – искусный мастер по приготовлению различных снадобий. Она живет на западной окраине: Весенняя улица, 5. И сейчас я ей пошлю сообщение.

Он встал, вытащил палочку из кармана и подошел к огромному овальному зеркалу в раме из мореного дуба. Очертив палочкой по часовой стрелке овал, повторяющий зеркальную раму, чародей произнес:

- Аннабелла-Батиста-Элоиза-Ксанфа-Лютик Дримвелл, Весенняя улица, 5.
И нарисовал в воздухе перед зеркалом вензель, напоминающий две перекрещенные восьмерки. Восьмерки с минуту повисели, искрясь в воздухе, затем постепенно растаяли, а в зеркале появился женский образ – фигура, закутанная в серебристо-дымчатый плащ с капюшоном.

- Здравствуй, дорогая Аннабелла! – радушно приветствовал волшебницу мэтр Моржеус.
- Рада видеть тебя, уважаемый Агюстус Моржеус, – отвечала фея в зеркале. Она поднесла свои белоснежные точеные руки к капюшону и откинула его.

Эмми, с замиранием сердца следившая за происходящим, ахнула от неожиданности: фея Аннабелла была очень похожа на ее мать - прекрасную фею Элейну, только волосы у нее были не золотистые, а пепельные.
- Дорогая Аннабелла, мы с Эмми Бартон имеем к тебе очень важное дело. И если разрешишь, то сейчас посетим тебя, - продолжал разговор Моржеус.

- Я с радостью помогу вам, - Аннабелла слегка поклонилась, - и с нетерпением жду вашего визита.
- Прекрасно, - воскликнул мэтр, взмахнул палочкой, и изображение в зеркале исчезло.

Еще один взмах волшебной палочкой, и Моржеус, обратившись белым скакуном, сказал.
- Эмми, садись на меня скорей и крепче держись за гриву.
Эмми вцепилась в густые серебристые волосы, конь прыгнул и оказался перед белым домом с башенками и бордовой черепичной крышей, в солнечной березовой рощице.

- Слезай, - Моржеус явно запыхался, и, когда Эмми спрыгнула на травку, что бархатным ковром расстилалась вокруг, белоснежный конь исчез, а вместо него появился мэтр в парадном облачении – малиновой с зеленым мантии, бутылочного цвета брюках, красном бархатном жилете, золотых штиблетах с загнутыми концами и остроконечной золотой шапочке.

Волшебник взял Эмми под руку и повел прямо к дверям домика. Дверь распахнулась, и перед ними предстала фея Аннабелла.
- Проходите, дорогие гости, - мелодично произнесла она и провела в небольшую залу, где в самом центре уже стояли накрытый стол и три кресла.

Ароматный кофе приятно щекотал ноздри, и гостям сразу же захотелось его попробовать.
Через пять минут, насладившись дивным напитком, мэтр Моржеус откинулся на спинку кресла:
- Нигде не пил я такого восхитительного кофе, как у тебя, Аннабелла. Поделись секретом.

- Ах, мэтр Агюстус, никакого секрета нет. Я просто беру и завариваю его в серебряном кофейнике, а затем разливаю по чашкам, - улыбнулась фея.
- Ха-ха-ха, так мы и поверим, - смеялся Моржеус, - уж конечно, к этому ты добавляешь какое-нибудь заклинание.

- Да нет же, уверяю вас, - настаивала Аннабелла.
Моржеус смеялся и лукаво поглядывал на фею. Эмми тоже не верила, что это просто заваренный кофе. Она продолжала разглядывать хозяйку, и теперь, при ближайшем рассмотрении, та не казалась ей такой похожей на мать, хотя что-то общее было.

- Ну что ж, приступим к делу, - отсмеявшись, сказал Моржеус. – Прекрасная Аннабелла, у нас с Эмми есть к тебе одна просьба.
- Какая? – спросила волшебница.

- Я думаю, что тебе известна особа, носящая имя Румпель-Мария-Сигизмунда и так далее Штейфенхкокк?
- Известна, - со вздохом ответила Аннабелла.

- Эта особа является теткой прелестной девицы, которую ты здесь видишь. И в настоящее время в отсутствие матери Эмми эта особа исполняет опекунские обязанности, - продолжал мэтр.

Фея Аннабелла сочувственно посмотрела на Эмми Бартон.
- Я помогу, - тихо произнесла фея Аннабелла, - если вы мне расскажете по подробней суть дела.


- Изволь, - ответил Агюстус Моржеус и рассказал всю историю от начала до конца, не забыв упомянуть о новой проделке феи Румпель и о том, что узнал домовой Уилкопп от домового Астрази.

Добрая волшебница внимательно выслушала все, что ей сообщил мэтр Моржеус, подумала с минуту и, улыбнувшись, спросила у Эмии:
- Ну что ж, теперь мне все ясно. С этой бедой можно справиться. Только для этого мне нужно узнать, как, по-твоему, фея Румпель должна измениться?

- Мне бы хотелось, - ответила Эмми, - чтобы снадобье, которое дал злой волшебник Вэй тете Румпель, было нейтрализовано, только и всего.
- Если только это, приходи ко мне через три недели, накануне полнолуния. Я приготовлю отворотное зелье, а ты дашь его выпить нашей подопечной. Но проследи, что бы никто другой его не попробовал: оно неблаготворно для памяти.

Эмми принялась благодарить фею Аннабеллу, а затем они вместе с Моржеусом откланялись. Мэтр отправился провожать девочку, потому что солнце уже село, и сумерки стали спускаться на город.

Завернув в глухой переулок, мэтр оглянулся, взмахнул волшебной палочкой и превратился в огромного синего орла, который подхватил оторопевшую Эмми и понес ее в сторону Цветочной улицы. Там, покружив над домом номер восемь и не заметив ничего подозрительного, он опустил девочку перед крыльцом, поклонился и улетел восвояси.

Эмми открыла дверь и шагнула за порог. В доме было тихо, она прошла в гостиную и наколдовала свечей. На сиреневом диване спали уже трое: два пушистых клубка – Кэнти и Марти, и между ними – Уилкопп, головой на пушистой бежевой подушечке – спинке Кэнти.

- Уилкопп, что ты здесь делаешь, - удивилась девочка, - вставай, ты задавишь малышку.
- И вовсе не задавлю, - Уилкопп открыл глаза и потянулся. – Не смог удержаться, она такая пушистая и очаровательно пахнет лавандой.

- Уилкопп, - укорила его Эмми, - на кошках не спят. Хочешь, к Рождеству я тебе подарю мягкую пуховую подушку, надушу ее лавандой и нашью на нее песцового меха?
- Нет, не хочу, - Уилкопп продолжал зевать и протирать глаза. – А где ты, собственно, пропадала? Уже пора выпускать Соню на прогулку.

- Сейчас я ее выпущу, - сказала Эмми и отправила летучую мышку на охоту.
- Иди сюда, Уилкопп, - через минуту позвала она домовичка, - мы попьем чаю и я расскажу тебе, где была.

В ночном небе высыпали звезды. Эмми закончила свое повествование и принялась за чай.
- Самое трудное – это подсунуть твоей тетке отворотное зелье, чтобы она ничего не заметила, - проговорил Уилкопп, допивая уже третью чашку.

- Я думаю, подлить лекарство в утренний кофе, - сказала Эмми. – Только нужно отвлечь ее внимание хоть на минутку.
- Ну, отвлечь ее просто. Проследить, когда она пойдет в кухню и приготовит кофе, а потом устроить маленький трам-тарарам где-нибудь в спальне или гостиной, - глубокомысленно заметил домовой. – А вот интересно, Эмми, как ты проберешься незамеченной в дом тетки Румпель?

- Элементарно, Уилкопп, - ответила маленькая фея, - надену мамину вуаль-невидимку и проберусь.
- Молодец! Я знал, что ты сообразишь! А я вместе с Марти и Кэнти устрою маленький тарарамчик. И дело будет сделано.

На небе взошла ущербная Луна. Где-то мирно ухали совы, а деревья под окном тихо шелестели на нежном ветру.
Эмми загасила свечи и распахнула окно. Она вслушивалась в ночь и вспоминала дневные приключения. Спать совсем не хотелось.

Скрипнула дверь, и на подоконник вскочили Марти и Кэнти, присев рядом с девочкой. Ночь – любимое время для кошек.
Марти смотрел на свою хозяйку и думал: «Почему же ты не идешь спать, Эмми?»

А Эмми Бартон мечтала: хорошо бы обернуться птицей, как это делает дядюшка Моржеус, и полетать в ночном небе. Но искусство таких превращений дается не всем.
- Надо будет попросить дядюшку Агюстуса, может он научит меня оборачиваться птицей, - подумала Эмми, прикрыла окно и отправилась спать.

Небо казалось пасмурным, ветер принес синий туман с гор, и еще было очень холодно, так холодно, что Эмми перестала чувствовать ноги, а пальцы, сжимавшие палочку, занемели.

Она огляделась. Место было незнакомым: какая-то горная пустыня, почти полностью лишенная растительности. Под ногами валялись обломки скал и щебень. Еле проглядывала узкая тропинка. По ней Эмми и пошла – в гору.

Наконец-то показалась Луна, - круглая, голубая и огромная. Она вышла из-за горных вершин и осветила путь. Тропинка обозначилась более явно, и Эмми пошла быстрее.
- Куда же ведет эта тропинка? - спрашивала себя маленькая фея. – И куда я иду?

- Сейчас узнаешь, - услышала она тихий голос и подскочила от неожиданности.
- Ты кто? – она оглянулась: никого рядом не было.
- Я дух этой горной долины, - был ответ.
- А ты добрый или злой?

- Да уж, во всяком случае, не вредный, как твоя тетка Румпель, - дух тихо хихикнул.
- А где мы находимся? – допытывалась Эмми.
- В Нортенландии, далеко на севере от того места, где ты живешь, - сообщил ей невидимый собеседник.

- А зачем я здесь? – Эмми поежилась от холода.
- Ты во сне сюда прилетела, – ответил дух.
Потом добавил:
- Хватит болтать, а то услышат. И тогда греха не оберешься.

Они добрались до самой вершины, и тут горный дух ее остановил, тронув тихонько за плечо, от чего у Эмми по спине побежали мурашки. Маленькая фея осторожно выглянула из-за скалы и увидела странную картину.

На небольшом плато, окруженном горными вершинами, горел, потрескивая и пуляя в ночное небо искрами, огромный костер. Вокруг никого не было видно.
- Сейчас прилетят, затаись, - еле слышно прошептал дух. И Эмми затаилась.
Вдруг воздух заполнился свистом, шорохами и хлопаньем крыльев. Это летели на метлах, в ступах, обернувшись птицами, те, кого ждал костер.

Огромные птицы приземлились возле костра и тут же предстали волшебницами. Ступы шлепнулись, громыхая о скалистые отроги, метлы донесли своих всадниц и спрятались в расщелине. А те, кто прибыл на зов костра, расселись вокруг него и стали шумно переговариваться.

Эмми следила за всем, затаив дыхание. Настоящий шабаш ведьм! Конечно, злые или вредные феи, прилетевшие сюда, ей были незнакомы, но, приглядевшись к присутствующим как следует, она заметила двух волшебниц, которые захаживали в гости к тетке Румпель. Нет, самой тетки Румпель здесь не было. И когда Эмми это поняла, от сердца у нее отлегло.

Собравшиеся волшебницы тем временем делились новостями со всего света. Они разговаривали громко и несдержанно, иногда выкрикивали что-то и визжали. Затем две из заводил достали свои волшебные палочки и начали колдовать.

Откуда ни возьмись, появились белые скатерти, которые были расстелены прямо на земле, над костром материализовался огромный вертел с тушей быка, уже наполовину жареной, и одна из ведьм стала покручивать вертел, чтобы мясо не подгорело. Затем так же внезапно появились бочонки с вином и чаши из чистого золота.

Все собравшиеся тут же заговорили еще громче и оживленнее. Вино само разлилось по чашам, а на золотых тарелках появись угощения. Туша быка на вертеле таяла на глазах и оказывалась на вилках пирующих.

- Приглядись к ним повнимательнее, - прошелестел горный дух.
Захмелев от доброго вина (а плохое ведьмы никогда не пьют), горе-волшебницы заорали песни и, повскакав с мест, начали плясать, лихо подпрыгивая и вертясь в воздухе. Некоторые похватали метлы и закружились, опираясь на их древки. Шум от этого гульбища разносился по всей округе и отражался эхом от скал.

- И часто они тут у вас веселятся? - спросила Эмми.
- Каждый месяц в полнолуние, - еле слышно ответил дух, - просто противно смотреть, и надоело жутко.

Вдруг, высоко в небе раздались грозовые раскаты, и темноту наискосок прорезала голубая молния, ударившая в скалу возле костра.
Ведьмы завизжали от ужаса и с криками: «Вельзевул! Вельзевул!» - попадали наземь.

- Как же, Вельзевул! – прошептал горный дух задрожавшей было Эмми, - Держи карман шире! Вельзевул сидит у себя в Преисподней и боится нос высунуть. Да и плевать ему на них.
- А кто же это? – осмелилась спросить Эмми.
- Сейчас увидишь.

Около костра на месте, куда упала молния, стояло светящееся голубое облако. Сквозь его холодный огонь проглядывала фигура. Эмми присмотрелась, и ей показалось, что она видит волшебницу с жезлом.

Из облака донесся властный, но мелодичный голос:
- Ай-яй-яй! А Постановление за номером 816 от 26 июля 1806 года для вас не указ? Вы прекрасно знаете, что шабаши запрещены уже более двух веков.

- Смилуйся, великая Мелузина! – запричитали ведьмы, начиная поднимать головы.
- Ага! Значит, узнали меня все-таки! И кто из вас осмелился спутать меня с Вельзевулом? Где это вы видели, чтобы он светился голубым и падал с облаков?!

Ведьмы поднялись с каменистой земли и, притихшие, смотрели на великую волшебницу.
- Нарушение постановления я вам еще могу простить, но упоминания о Вельзевуле – ни за что! – продолжала не терпящим никаких возражений голосом, Мелузина. – Поэтому сейчас вы все отправитесь прямо отсюда – с горы Ведьм – на Шестой Небесный Уровень, и там будете проходить перевоспитание!

С этим словами она взмахнула волшебной палочкой и громко произнесла:
- Во имя Добра и Справедливости! По указанию Мерлина и Мелузины!
Раздался гром и в небо взвился фонтан разноцветных искр от волшебной палочки, и все ведьмы исчезли, а вместе с ними – костер, ступы, метлы, скатерти и останки быка на вертеле. Перед Мелузиной простиралось чистое пространство, как будто ничего и не было.

- Горный дух! Покажись! – приказала волшебница.
Дух материализовался в виде сероватой фигуры с крыльями и вышел из-за скалы.
- Благодарю тебя за сообщение. Причину ежемесячного воя и шума в полнолуние мы пытались выяснить уже давно. Истина, как всегда, оказалась проста, - Мелузина вздохнула.

Горный дух поклонился и пробормотал благодарность.
Мелузина казалась задумавшейся, свечение стало не таким ярким, и Эмми смогла рассмотреть великую волшебницу.
О, она была прекрасна, эта добрая фея Мелузина. Ей было неизвестно сколько лет, а выглядела она юной, только очень печальной. Такой и запомнила ее Эмми.

- Здесь еще кто-то есть, - вдруг сказала фея и посмотрела в сторону Эмми. – Кто здесь? Выходи!
Эмми, дрожа от холода и страха, поднялась и медленно вышла из-за вершины.
- Ты кто? – спросила Мелузина, всматриваясь в дрожащую девочку.
- Это моя гостья, - вступился горный дух, - она здесь случайно. Это Эмми Бартон. И попала она сюда в своем сне.

- Вот как! Во сне? – удивилась Мелузина, а, присмотревшись получше, добавила, – для сна ты хорошо выглядишь.
Эмми поклонилась.
- Проси у меня, что хочешь, раз уж мы встретились с тобой, девочка.

Она подошла к ней и прикоснулась к ее озябшему плечу. От этого по всему телу разлилось тепло, Эмми ощутила трепет, от неожиданности вздрогнула и… проснулась.
За окном начинался рассвет. Эмми лежала и следила за тем, как меняется окраска небосклона: вначале он посветлел, затем стал алым, и из-за горизонта выглянуло солнце.

- Как сейчас, наверное, красиво там, в небе, лететь и видеть восходящее солнце и чувствовать на себе его первые лучи, - подумала она. - И почему я не попросила это у Мелузины?..

Почему я не попросила ее вернуть папу? Я не верю, что его нельзя возвратить из той дали, куда он попал. Ведь летает же дядюшка Моржеус на какую-то там тэту Волопаса. Почему я не попросила ее научить меня превращаться в птицу или как послать видеописьмо маме?»

Она встала и распахнула окно. В него тут же влетела Соня и стала кружить по комнате.
Эмми взяла палочку, но от рассеянности, вместо мисочки с молоком получился вначале горшок с фикусом, потом ваза с увядшим букетом и, наконец, головка старбургского сыра.

- Ах, ну что же я сегодня такая неумелая, - подумала она и, взмахнув палочкой, уничтожила все полученное перед этим, а затем налила в глиняную мисочку молока из кувшина, который никогда не иссякал.

Она наблюдала, как мышка с удовольствием пьет молоко, облизывая края мисочки, не замечая, что стоит босая на каменном полу.
- Ну почему же я у нее ничего не попросила? - спрашивала она себя в сотый раз.
- Ведь Мелузина может все! Или почти все, - Эмми вздыхала и бесцельно бродила по дому.

Она вернулась в спальню и залюбовалась взошедшим солнцем, расцвечивающим небо новыми красками: персиковым, розовым и бледно-желтым.
Так она стояла долго и не обратила внимания, как в открытое окно залезли Марти с Кэнти и стали прохаживаться в поисках съестного, изредка отираясь о ее ноги. Из состояния глубокой задумчивости девочку вывела Кэнти, уткнувшаяся своим прохладным и мокрым носом в ее голую ногу.

- Ай! – воскликнула Эмми и обратила, наконец, внимание на гуляк.
- Марти, Кэнти! Вы уже вернулись? Пойдем, я вас угощу телячьими потрошками, - она обула тапочки, - о том, что все можно было сделать с помощью волшебной палочки, и речи быть не могло: у нее все не ладилось и буквально валилось из рук с самого рассвета.

- Ты сегодня рано встала, - услышала она из-за спины.
Уилкопп выбрался из недр громоздкого буфета и деловито захлопнул дверцу.
- А, это ты, Уилкопп? Доброе утро, - так же рассеянно поздоровалась Эмми.
- И очень рассеянная с утра. Что случилось, малышка?

- Ах, Уилкопп, мне приснился очень страшный и чудесный сон. Я видела Мелузину и ничего не успела попросить у нее, хотя она сама мне предлагала, - печально вздохнула Эмми.
- Ты просто не успела и проснулась. Так бывает, - пытался успокоить ее Уилкопп. А потом поинтересовался:

- А что бы ты хотела у нее попросить?
- Я бы попросила вернуть папу или научить меня, как стать птицей, или как послать видеосообщение маме.

- Ах, Эмми, Эмми, - Уилкопп покачал головой, - нашла о чем печалиться! Как послать маме письмо, ты научишься сама, нужно только заглянуть в Сорок Четвертый том Волшебной Энциклопедии. Птицей обернуться тебе наверняка поможет мэтр Моржеус. А что касается папы, - и для этого будет свой черед. Да и с Мелузиной ты еще обязательно встретишься.

- Правда? – девочка заулыбалась.
- Ну конечно, правда! Если ты виделась с ней во сне, значит, наяву встреча не за горами, - уверил ее Уилкопп.

- Теперь, давай-ка завтракать. А то и помереть с голоду недолго, - он хлопнул в ладоши, прищелкнул пальцами, и в комнате запахло так вкусно, что у Эмми потекли слюнки.

Маленькая фея взмахнула палочкой и переоделась к завтраку, как и полагается начинающей волшебнице. А затем присоединилась к Уилкоппу за столом.
На этот раз угощал домовой, поэтому на столе стоял замысловатый салат из свежих овощей, большая ваза с фруктами, а в тарелках благоухало мясное блюдо.

- Как это называется? - спросила Эмми, пробуя сочный кусочек.
- Мясо по-ням…апотански, - промямлил с набитым ртом домовой.
- Как-как? – переспросила Эмми.
- Мясо по-неаполитански, - прожевав, наконец, сказал Уилкопп.
- Безумно вкусно!

- Все дело в травах! – ответил гурман. – В травах и соусе. Запоминай запахи и вкусы. Потом попробуешь наколдовать такое же.
И они продолжили завтрак.
- В следующий раз будет мясо по-трансильвански, - домовой вытер губы салфеткой, отпивая глотками кофе.

- По-трансильвански… Трансильвания - это где? – спросила Эмми.
- Это – на юго-востоке, - ответил всезнайка, - и именно там сейчас находится твоя матушка.
- А ты откуда знаешь? – крайне удивилась Эмми.

- А вот откуда, - лукаво улыбаясь, Улкопп достал из-за пазухи сверкающий шарик диаметром в два дюйма. - Держи! Пришло сегодня ночью.
- Письмо от мамы! Ура! – Эмми вскочила, схватила сверкающий шарик и помчалась в кабинет.

В кабинете она нашла блюдо из оникса и, поставив его на письменный стол, аккуратно опустила на самую его середину шарик. Он засверкал еще ярче, стремительно вращаясь, поднялся над блюдом и превратился в прекрасную фею.

Элейн Бартон

- Здравствуй, моя милая малышка! – промолвила фея.
- Здравствуй, мама! – прошептала девочка, хотя знала, что та ее не услышит.
- Я уже покинула родину твоего отца и направляюсь на юг. У меня все хорошо. Смотри, береги себя, а то мне стали сниться тревожные сны. Слушайся тетю Румпель, но будь с ней осторожной и предусмотрительной - характер у нее скверный.

- Ах, мама, знала бы ты, что творит твоя сестрица Румпель, - Эмми глубоко вздохнула.
- Я очень скучаю по тебе, Эмми. Но вернуться пока не могу. Есть очень важное и неотложное дело в Трансильвании. Это не так далеко от нашей милой Старфотонии, но добраться туда непросто. Напиши мне письмо, Эмми. Научись, наконец, создавать видеосообщения.

- До свидания, доченька! – фея замахала рукой. – Крепко целую тебя в обе щечки!
Изображение исчезло и…о, чудо! Эмми ощутила на щеках два нежных поцелуя.

© Copyright: Л.Текьерос, 2010.
© Josephine Wall (картины Periwinkle и Crystal of Enchantment).
  сказка детям и их родителям, девочкам и мальчикам, сказка девушкам и женщинам, бабушкам и дедушкам., литературная сказка Л.Текьерос


Вы можете
подписаться на первые 7 глав
"Историй про Эмми Бартон"

Мнение:
  волшебно:  дивно:  забавно:  туманно:  темный_лес:

Вы, не в первый раз на сайте? Пожалуйста, участвуйте в опросе опрос

Разместите свой отзыв в гостевой книге - книга отзывов и предложений.
e-mail Напишите нам письмо - письмо авторам сайта Sky-castle.

О сайте              Авторы


0   (-) 0 0 0 0 0


книга сказок

на страницу волшебной сказки

на первую страницу "Sky Castle"


Вы можете свободно размещать наши материалы но,
обязательно нужно указать ссылку на один из разделов сайта:
< a href="http://www.sky-castle.ru/">Sky Castle: стихи, сказки < /a>,
< a href="http://www.sky-castle.ru/poetry.php">современные стихи < /a>,
< a href="http://www.sky-castle.ru/story.php">современная сказка < /a>,
< a href="http://www.sky-castle.ru/osgiliat.php">роман-фэнтази - продолжение "Властелина колец" Р.Р. Толкиена < /a>,
< a href="http://www.sky-castle.ru/music.php">музыка, песни < /a>,
... или напишите нам письмо.


Мы рады разместить интересные материалы.
e-mail Вопросы:
Написать нам письмо




Рейтинг@Mail.ru TOP.proext.com Рассылка 'Стихи от Sky-Castle.ru'